Продажа овец

Покупка овец

Мясо

Халяль

Молоко

Бараний жир

Шерсть

Овчина

Смушки

Кожа

Ветеринария

Поставки кормов

Оборудование и материалы

Переработка

Перевозка

Услуги

Россия: Центральный ФО

Россия: Северо-Западный ФО

Россия: Уральский ФО

Россия: Сибирский ФО

Россия: Дальневосточный ФО

Россия: Поволжский ФО

Россия: Южный ФО

Россия: Северо-Кавказский ФО

Россия: Крымский ФО

Европа

Азия

Африка

Америка

Австралия

Добавить свою компанию

Температура на пастбище овец подскочила до «39.6»

Первый портал овцеводства уже неоднократно поднимал вопрос о проблемах с пастбищами овец. То тут, то там многие овцеводы возмущаются: без своей земли или справедливой арендной платы за пастбища, разведение овец невозможно в принципе! Ведь представить себе сам процесс разведения овец без пастбищного содержания в современных российских условиях, просто нереально. Стойловое содержание овец - это удел крупных игроков. Например в Австралии около половины овец содержится в помещениях. Но для небольших ферм или частных хозяйств нашей страны содержать овец в стойле круглый год экономически нереально. Вот и берут фермеры в аренду или субаренду пастбища, чтобы их овечке или корове было где пастись. Но, все это было до вступления в силу нового Земельного кодекса. Символичен и номер статьи - 39.6. Тут волей-неволей возникнет ассоциация с высокой температурой, после фиксации которой, требуется неотложная помощь. 

Суть в том, что согласно ст.39.6 Земельного кодекса РФ, все земли должны передаваться на конкурсной основе или физическим, или юридическим лицам по результатам проведенных торгов. Без участия в торгах, ни одно лицо не имеет право выпаса своей скотинки на участке. Ведь этот участок должен кому-то принадлежать. Значит: с новым собственником должен быть заключен соответствующий договор!

Вроде как справедливый и логичный законопроект. Если бы не один нюанс, который можно описать поговоркой: «Кто первым встал - того и тапки»! В жизни это выглядит следующим образом: кто первый подал заявление на оформление участка, чьи животные года три и будут вытаптывать травку на огороженной территории. Возьмем для примера ситуацию в Ростовской области, которая начала освещаться СМИ. 

Итак: 250 км от Ростова- на-Дону. Морозовский район. Небольшие хутора, где уровень дохода местных жителей напрямую зависит от собственного подсобного хозяйства. Земля - не чернозем. Но для выпаса скотины подойдет. Местные жители объединялись в товарищества, выплачивали небольшие суммы в бюджет, и, таким образом, имели право пасти свой скот. Никто, как говориться, в ус не дул. Люди платили взносы и полагали, что кроме волков и инфекций, на пастбище ничего плохого с их животными не случится. Но тут выяснилось, что с этого года они уже не имеют права на пастбища, так как не заключен договор… с новым арендатором! И с сентября текущего года вообще не ясно: сколько платить аренду!

Начиналось все очень даже пристойно. В местной газете вышла заметка, что нескольким арендаторам предложено стать потенциальными арендаторами пастбищ площадью 632 га. Разумеется, никому из жителей хуторов и в голову не пришло, что их пастбища фактически были выставлены на торги. По словам местных жителей, с ними по данному вопросу никто и не общался. Более того: их товарищество, по которому они платили взносы и полагали, что пасут свой скот законно, было… упразднено! Теперь чиновники отделываются отписками. Но местным жителям от этого не легче: мало того, что их товарищества нет и судьба их взносов неизвестна. Так еще и новый собственник провел межевание участка и с сентября может выставить им такую плату за аренду, что скотину будет дешевле отправить на мясо.

К сожалению, уже есть случаи, когда некоторые «личности, оформив на себя участки подобным образом, «стригут» с местных жителей по 200 рублей в месяц за каждое животное, которое пасется на их земле. И здесь дело не только в юридической безграмотности местного населения, которые не читают заметки в местных СМИ. Дело в том, что можно говорить о злоупотреблениях и коррупции, которая ведет к краткосрочному заработку на аренде земли некоторых «личностей», с одной стороны. Но с другой стороны: к невозможности местным жителям пасти овец и коз и, как следствие, сокращения поголовья КРС и МРС в России.